Белорусы Москвы
Белорусы Москвы
Для кого этот сайт?
Для нас, белорусов, находящихся в Москве.
Творчество
Главная > Творчество > Любовь Турбина

Любовь Турбина


* * *

Ты есть! – Случилась весть
в миру невзгод и бедствий.
Не объяснить, не счесть
первопричин и следствий.

Иных, чем легкость плеч,
не требуй подтверждений...
Укрыть от глаз, облечь
в покровы сновидений.

Осилив Лету вплавь
замри, умри, воскресни,
как в явленную явь
вплывая в «Песню Песней».

О, бедный Соломон!
О, Суламифь нагая!
Течет по венам кровь
стихи из слез слагая,

качается ковчег –
живое вечно хрупко –
стряхнув с оливы снег,
приносит весть голубка.


* * *

Старый город – створки рамы
вдруг раздвинулись – возник,
Матка Боска Острой Брамы,
Богоявленный Твой Лик.

Снег колеблет очертанья,
слава движется окрест –
исполнение желанья,
символ: сердце, якорь, крест.

Ввысь уносятся напевы...
Замолить невольный грех
помоги, Святая Дева:
стыдно быть счастливей всех!

Растворяясь без остатка
у подножия святынь,
Матка Боска, как же сладко...
Радость – смертных – не покинь!


ПОЕЗД ЗАСТЫЛ

                    «Думали – нищие мы…»
                              Анна Ахматова

Поезд застыл – вокзал поехал;
Это земля течет под ногами,
Крикнешь – Куда? – но не слышно эха:
Это Родина расстаётся с нами.

Думали – это от нас зависит,
Синий плащ примеряли – к разлуке,
И вот непонятно над чем повисли,
Чувствуем – вот-вот ослабеют руки.

Вдруг ощутили клеймо сиротства,
Птицы взметнулись –
Вслед за отцами…
Мы проиграли своё первородство –
И Родина расстаётся с нами.


ПО УЛИЦЕ ЯНКИ КУПАЛЫ

И вот что во сне приключилось со мной –
Родительский дом обошла стороной:

Вдоль Свислочи, дом возле парка
И окна горящие ярко.

А улица тихо вплывала во мглу…
Тот розовый, каменный дом на углу
По улице Янки Купалы,
И голос – «Ну, где ты пропала?»

Я мамин узнала, но кинулась вниз,
По мостику, вслед доносилось:
«Вернись!»
Укрылась в тени и промокла,
А папа всё смотрит сквозь стекла.

А рядом со мной кто-то был или нет?
Попристальней глянешь
– мелькнёт силуэт.
Оставила дом свой – и сразу
Там с крыши посыпались вазы…


ПРОЩАНИЕ С ЛОДЗЬЮ

                              Юлиану Тувиму
Я ехала домой, за окнами пейзаж
Светился позолотой тусклой
И медленно плыл поезд наш
К границе польско-белорусской.

Оставив город Лодзь, где, издавна любим
Озябшим щеголем на лавочке сидящим
Средь шумной улицы, обронзовел Тувим
Связав грядущее с днём настоящим.

Как эта осень ясная, тиха,
Душа поэта в рифмах пребывает,
Но в миг произнесения стиха
Крылами бьёт и ввысь взмывает.


КОШКА

На стене, обвитой диким виноградом,
Освященной предзакатным солнцем,
Кошка эта серая в полоску
Греется в лучах его неярких.

Кошечка ничья, себе хозяйка,
Потому пуглива, осторожна,
На людей с опаскою взирает,
Подманить себя едой не позволяет.

Почему на сердце так тревожно
В ясные сентябрьские закаты?
Почему так душу надрывает
Красота последних дней погожих?

Кошечка, вот-вот подует ветер
Ледяной, с ним горести-печали,
Скоро, скоро грянет зимний холод –
Поищи убежище в подвале.

Мудро ли предчувствовать утраты –
Или жить, не думая про это?
Кошечка, души моей отрада,
Доживём ли мы с тобой до лета?


МАМЕ

Как безропотно листья ложатся на крышу !
Осень позднюю в мамином голосе слышу.
Словно пленная птица мама смотрит в окно –
Много жести бетона... а дерево только одно.


ДЕНЬ В НАЧАЛЕ НОЯБРЯ

Осень! Твое убранство
В золоте и крови...
Резкий разрыв пространства,
Остров былой любви.

Как и тогда, вначале:
Парк, парадиз, сад,
Клочья вечной печали
Скрюченные, шуршат.

Музыки отзвук дальний,
Теплой тоски глоток –
Прежде чем ветер шквальный
Сорвет последний листок...


* * *

Как трудно дались эти годы:
С частицей и черточкой – post,
Подземные переходы –
Тупик или к вечности мост?

Где мечутся люди и тени
/И кто их теперь различит? /
И нищий сидит на ступени,
И голос в туннеле звучит.

Какой-то романс запоздалый
Про сад в хризантемах и снег...
И вот порученец усталый
На миг, но замедлит свой бег.

И если не музыка – что же
Продлит экзистенции миг,
Раздвинуть пределы поможет,
И мы не упрёмся в тупик?


* * *

Доброта ли мягкотелость?
Поступала как хотелось,
Из души моей обиды
Время смыло как волной.

Но сквозь годы как сквозь чащу,
Продирается всё чаще,
Не теряется из вида
Взгляд обиженного мной.


ПОЗДНЯЯ ЛЮБОВЬ

Когда туманная зима
Уводит в грешное свиданье,
То грёзы – прихоти ума –
Лазейки ищут оправданью.

Не путь – изгибы либерти,
Разлёгся город в сонном всхлипе,
Осталось реку перейти –
Откуда в Минске Миссисипи ?

И странно – этот дом возник
Когда под мост несло теченье,
Жилище сложено из книг,
Но на сегодня хватит чтенья.

И фортепьяно, и огни,
Окно, за ним пейзаж отечный...
Ужель решатся мы \они! \
Глотнуть печали этой вечной?


* * *

Жизнь – упущенное чудо...
Лоскуток цветной бумаги
В сумке прачечной – откуда?
Я нашла, насквозь от влаги

Мокрый – дождь размыл узоры.
Вдруг проснулось – в эти числа
Длились в домике у моря
Дни, исполненные смысла.

Сколько – помнить бесполезно,
Золотое изголовье,
Мост, раскинутый над бездной
Именуемый любовью.

Как просвет в иные сферы
В череде линейных буден,
Праздник сердца, Джампиеро –
Нежно имя, облик чуден.

Катишь яблоком по блюду:
Где ты – вдруг мелькнет отгадка?
Жизнь – упущенное чудо,
Горький плод, по виду сладкий.

Не вцепилась мертвой хваткой
Ожидая знака свыше...
Так я думала украдкой,
Дробный стук подков не слыша:

Скачет конь судьбы – и рядом
Радость – это рыцарь риска,
Вездесущий Мальдис Адам
Мне везёт твою записку!


* * *

        Я мечтою ловил уходящие тени
                                        К. Бальмонт

И начиналось утро – морем,
И называлось это – счастьем:
Бакинский университет,
Распада и в помине нет
Того что звали мы Отчизной...
Ты позволял мне быть капризной,
Ступени медленно вели
В урок « Азербайджан дили».

Сюжет был вечно юн и грешен:
У поцелуев вкус черешен,
Но ветер гнал издалека
Чернобыльские облака.
Беда – она подкралась с тыла,
Тогда нас всех разъединило,
И что до этого теперь,
Перебираю те мгновенья –
Нетленной радости запас,
Что на плаву удержит нас.


М.С.
1
Словечко забытое бросили Вы – прошвырнёмся,
И вот мы из дома ушли и никак не вернёмся,
Где шильдочка – «Шлях Старовиленский» медленно бродим,
Вплотную почти, но друг друга никак не находим…
Все прежние наши любови проснулись с весною,
Незримой преградой текут между Вами и мною.

2
И вдруг поверить до конца
Посмела – истово, рисково:
(И сердце к радости готово!)
Не в обещание, не в слово,
А в выражение лица.

В тревожном возгласе «Алло!»
Есть просьба отклика, ответа
Пока провалится монета…
Потоком хлынувшего света,
Как половодьем понесло.

Теперь могу сказать – жила!
Хоть и на праздник опоздала,
Дары пригоршнями черпала,
Но лета выдалось так мало –
Ни крошки впрок не запасла.

И были: пенная Двина,
Был Новополоцк, Валя, Владя,
И снисходительность во взгляде
Твоем, напротив – Бога ради!
Неделя общая одна.

И тень ползёт от вечной тьмы,
И холод в сердце ищет щели…
Ты помнишь лёгкий снег в апреле?
Кто был счастливее, чем мы!

3
Стряхнув осенних листьев бредни
Судьба свернулась эпизодом…
Не вспоминай тот день последний,
Лицо в слезах перед уходом.
Мой свете ясный! До разрыва
Была придирчивой и вздорной,
Но не забудь и той, счастливой,
Весной, на улице просторной.

Тень от весла скользит по глади
Насквозь пронизанная светом…
Запомни в том зеленом платье,
Что так мне шло минувшим летом.

Куст можжевеловый у дачи
Заледенел в оцепененьи…
Ты был, ты есть – о чем же плачу?
Зимой целительно забвенье.

4
Полоцк, поцелуй в висок, София –
Грозное Чернобыльское лето,
Земли эти древние, святые –
Как связать, как выразить все это?

Заслужила толику покоя
Ефросинья долгою дорогой –
На холме высоком, над рекою
Неизбывна тайная тревога.

Чудное явление Скорины,
Сквер тенист и прихотливы зданья…
Год с немногим до твоей кончины –
Ночью беспричинные рыданья.

Не спасет премудрая София –
Неутешный плач – не быть нам вместе!
Чьи предупреждения скупые –
Роковые будущего вести?


                   ПАМЯТИ ГЕРОЯ

                                   в день похорон П.М. Машерова

Из горнила боёв выходивший живым,
Не поддавшийся вражеской пуле…
Листья липнут к промокшим от слёз мостовым,
Город в горестном карауле.

Дождь, безмерную скорбь нашу в землю излей!
Ветер, вей! Стань отчаянье – силой!
Прежде скрытая горечь улыбки Твоей
С фотографии вдруг проступила.

Вот и площадь Победы. Споткнулся лафет.
Только листьев тревожная заметь,
Только тянется в небо, где в тучах просвет,
Словно деревце, светлая память.

                                                        4 октября 1980 года

Об Авторе
Автор шести поэтических сборников, член Союза Писателей СССР.
Практически всю самостоятельную жизнь провела в Минске. Сейчас живет в Москве и работает сотрудником ИМЛИ РАН.
Rambler's Top100